Оливия Данэм

— Он только что потерял напарника, плюс — только что приехал, он тут никого не знает, наверное, ему немного одиноко…
— Нет! Ни в коем случае!
— Почему нет? Он симпатичный!
— Потому что сходив на свидание, я как обычно начну сомневаться. Он обидится. Нам станет тяжело работать вместе… И знаешь, что? Он даже не в моём вкусе!
— А ты никогда не думала, что того, кто в твоём вкусе — не существует?

4
2
0
0
0

— Я не понимаю, как убийство миллиардов людей вообще может быть ради общего блага.
— Это потому, что у тебя ещё есть такая роскошь как принципы! Я вынужден быть прагматичным.

3
20
1
0
1

— Просто я знаю, как жить с вопросом, в котором не поставил точку, вот и всё.
— Поздравляю, это применимо к львиной доле населения планеты.
— Он может сбросить груз с плеч, понимаешь? Что может быть лучше, чем закрыть тему навсегда?

1
12
0
1
1

Я не знаю твоего мира. Но я надеялась на то, что где бы ты ни побывала, ты не ожесточилась, несмотря на все то, что с тобой случилось. И дело не в том, что я не вижу, что принесли наблюдатели, я вижу. Меня больше беспокоит то, что они забрали.

5
2
6
0
6

— Она расстанется с ним в аэропорту, и они никогда друг друга не увидят.
— Ты же говорил, что это история любви?
— А разве истории любви не заканчиваются трагично?

3
7
39
1
40

— Значит, у этого существа были когти льва и зубы змеи?
— Мне это напоминает одну женщину в Кливленде…
— Уолтер, между укусами где-то десять сантиметров, значит, эта змея около двух с половиной метров длиной!
— Её звали Хэрриет…
— Как у нас дела? [Оливия заходит в лабораторию]
— Похоже, мы ищем змею-льва по имени Хэрриет.

1
16
16
1
17